НООСФЕРОГЕНЕЗ АРХИТЕКТОНИКИ ПРОЕКТИРОВАНИЯ

Ускоренное появление, внедрение и развитие всё новых и новых технологических усовершенствований работы архитектора-проектировщика, связанных с искусственным интеллектом, необратимым образом изменяет как сам процесс проектирования, так и смежные сферы деятельности, повышая их эффективность. Стремлением выявить и осмыслить такие тенденции в проектной культуре является настоящая научная публикация.

1. Введение. Искусственный интеллект выступает высшей формой в иерархическом развитии компонентно-функциональных носителей и информационных субстратов искусственных систем. Философские вопросы искусственного интеллекта неразрывно связаны с развитием вычислительной техники, её более совершенных гуманоподобных телематических поколений. Диалектика прогрессивного развития естественного и искусственного интеллекта, сопряженного в человеко-машинных конгломератах, комплексах и системах, самым непосредственным образом снимается в образно-модельной картине мира, которая все совершеннее, глубже и адекватнее выражается средствами науки и искусства. Эра «разумных и эмоциональных машин» все еще в значительной мере принадлежит сферам научно-фантастической литературы и кинематографии. Однако мы всё чаще отмечаем, что зафиксированные там идеи реализуются, а иногда и превосходят то, о чем только в поле трех парадоксальных законов робототехники мечталось, например, А. Азимову [1].

Путём ускоренного открытия закономерностей ноосферогенеза и задействования принципов адаптивной эволюции биоты – специальные социогуманные компьютерные программы с искусственным интеллектом позволяют добиваться в проектном творчестве наиболее эргономичной, антропометричной и телематически вписанной в экосистему материалооптимальной конструктивной формы архитектонического объекта.

Цель данного научного сообщения состоит в собирательном синтезе современных идеолого-философских калокагатических (единство добра и красоты) проблем истинных перспектив, проявившихся в проектировании автономной жизни зданий и сооружений при помощи дигитальных, цифровых технологий. С тем чтобы достичь поставленной цели, в исследовании решаются следующие задачи: 1) систематизируются общефилософские и телематические предпосылки проектирования при помощи искусственного интеллекта; 2) выявляются вызовы, связанные с системной архитектоникой проектирования посредством компьютерных программ на специальной аппаратуре по ай пи технологиям; 3) на основе ноосферогенеза парадоксальных законов робототехники выводятся топологические предпосылки для хронотопов автоматизированной архитектоники проектирования.

Новизна исследования заключается в рассмотрении последних лидирующих тенденций всемирного цифрового проектирования в контексте устойчивого развития искусственного интеллекта в единстве архитектуры, градостроительства, дизайна, соотносимых с интерактивной архитектоникой и эволюционирующей ноосферогенетикой.

2. Литературный обзор. Разумная модель мира, которая непрерывно пополняется, видоизменяется и хранится в высокоинтеллектуальных системах, в идеале целостности цивилизационно-культурного ноосферогенеза предрасположена нести всю полноту информации взаимодействия человека с предметным миром. В 2005 году вопрос прогрессивно продвинутого проектирования при помощи искусственного интеллекта поднимает профессор С. В. Норенков: «Талантливость», «творческая одаренность» компьютера в качестве своего предельного ориентира имеет черты человека и его способности: зрительные, слуховые, осязательные, ориентационные, владение языками, умение играть в шахматы, понимание действительности в ее оптимально возможных путях трансформации, преобразования и созидания [2, c. 64].

В 2011 году В. И. Пустовгаров отмечает, что в немецкоязычных странах, благодаря развитию компьютерных технологий, появились новые методики тектологии проектирования: пространственные формы создаются не посредством рисования на плоскости, а генерируются на основе принятых проектировщиком алгоритмов и параметров специальными компьютерными программами [3]. В 2013 году Е. В. Барчугова в своём исследовании обращается к теме параметрического проектирования. Она приходит к выводу о том, что на смену примитивным и слишком жестким геометрическим фигурам: прямым линиям, кубам, цилиндрам, пирамидам и т. п. – «приходят» податливые и изменяемые элементы: сплайны, шишки, подотделения [4]. Именно цифровая идеология, дополняемая параметризацией (проектированием с использованием параметров объекта и соотношениями между этими параметрами), демонстрирует обновлённый опыт понимания изменений жизнедеятельности общества в XXI веке – эпоху тотальной информатизации, компьютеризации, ноосферистики.

В 2014 году Э. Хоффманн и Д. С. Гавриков рассматривают нарождающиеся тенденции формирования постиндустриального общества в России и их влияние на многомерное архитектурное проектирование. Развитие мультимедиа, появление гаджетов, социальных сетей, облачных хранилищ в короткие сроки изменило коренным образом существовавшие до сих пор подходы к информационно интегрирующему пространству гуманизируемой архитектуры [5, c.133-134]. Так называемый «интернет-момент», поменяв способ коммуникации между людьми, перестраивает социальные институты: в прессе стали допустимыми публикации первых лиц государств, по-хипстерски сидящих на ступеньках своих официальных резиденций, а образование, благодаря появлению дистанционной формы обучения, превращается в ток-шоу, где появление «Википедии» в десятки миллионов постоянно пополняемых страниц активно деформировало мультимиллиардный рынок энциклопедий и т. п. Именно в цифровую эпоху актуализируется вся архитектоника новых подходов к фирменному стилю, брендингу, комплексному скринингу, краудфандингу. Подтверждённые мониторинговые данные информационных потоков становятся «новой нефтью» наподобие денег и драгоценных металлов, выступающих в качестве «дублёров» кровеносной и лимфатической систем социосферы и техносферы.

Исследовав современных горожан в ретро- и интроспекции, теоретики архитектуры, градостроительства, дизайна (архитектонических искусств и наук) пришли к представлению о том, каким образом у людей меняется отношение к личному и общественному пространству. Добавившийся к этому интернет-момент изменил подход к архитектурному дизайну города как гуманизированному предметному пространству. Благодаря проектированию возможности ускоренно перебирать параметрические итерации, возникли и совершенно новые подходы к картированию и программированию отдельных объектов, стало возможным формирование некой новой абстрактно-конкретной (челночной) потребительско-производственной социоантропологии городской техноэкологии. В метрополисах и мегаметрополисах развитых стран активно осуществляется воплощение просматриваемой идеи Ле Корбюзье о «глазе, который не виден». Отсюда будущее «умных домов» цифровой эпохи в том, что они будут общаться с нами на понятном нам языке по алгоритмам синархически целостной архитектоники сфер, миров, полей и сред самого многомерного человека.

Степень интеллектуальности компьютера в значительной мере зависит от его «творческой» способности принимать самостоятельные компетентные решения в условиях неопределенности, а иногда и значительного дефицита информации. Корректность выбора в широких рамках вариативности подкрепляется способностью создавать качественно новое в проектном деле благодаря «умным машинам». Здесь мера новаций соизмерима с интеллектуальностью человека, профессионально занимающегося в какой-либо области или отрасли деятельности. Одним из ведущих критериев совершенства искусственных интеллектуальных систем является наличие у них монополикритериальных программных моделей, обладающих не только междисциплинарными связями и мониторинговыми взаимодействиями, но и несущими в своих качествах универсальности и уникальности – многовекторное творческое персонифицированное авторское начало [6].

В настоящее время идёт процесс специализации и интеграции проектных институтов по созданию интеллектуальных искусственных систем в составе целостной тектологии предметно-пространственной среды. Совершенствуются механизмы урбанистического единения архитектуры и дизайна в целостной архитектонике архитектуры городского дизайна. Происходит ориентация беспрототипного проектирования на конкретные виды деятельности человека, в том числе высокоинтеллектуальные и высокотехнологичные. Ближайшие цели творческого потенциала компьютеров связаны с всесторонне разумной гармонизацией характеристик искусственных интеллектуальных систем и интеллектуальной деятельности человека. Теория ноосферогенеза в единстве разумного познания, понимания, планирования, проектирования, прогнозирования актуализируется и расширяется (А. И. Субетто [7], В. П. Казначеева [8], Л. А. Зеленов [9]).

Рассматривая вопрос параметрического проектирования, Н. М. Надыршин отмечает, что создание компьютерных программ, создающих сложную вариативность паттернов, послужило основой для нового направления в проектировании – параметрического, при котором образ, например, архитектурного объекта выдается программой автоматически в зависимости от исходных параметров среды [10]. Иными словами, компьютерная программа берет на себя функцию архитектона-художника вплоть до точностей морфологической, функционально-генетической артикуляции поверхностей материалов с заранее заданными свойствами, таких, как рельеф, материал, текстура, цвет, прозрачность, отражение.

3. Методика. В процессе написания статьи использовались эмпирические и теоретические методы научно-проектного исследования: наблюдение и размышление, описание и дополнение, анализ и синтез, сравнение и сопряжение, прогнозирование и планирование.

3.1. Наблюдение и размышление. Данный метод позволил выявить новые, зарождающиеся тенденции в проектировании. Естественные способы понимания человеком мира строятся на здравом смысле, а к ЭВМ следует идти за расширением кругозора. Это также естественно, как синтез европоцентризма и азиоцентризма в европоазиоцентризме, евразийстве, азиоевропействе.

3.2. Описание и дополнение. Данный метод являл собой систему процедур первичного анализа и реферирования материала (собранных данных и их характеристик) в соответствии с принципом дополнительности.

3.3. Анализ и синтез. Посредством этого диалектического  метода осуществлялось мысленное расчленение предмета исследования на составляющие его части, и инвариантная сборка, интеграция.

3.4. Сравнение и сопряжение. Применение указанного метода, развивающего творческое мышление человека и поддерживающих его скородействующих программ, заключалось в сопоставлении признаков, параметров и характеристик сопряжённого цифрового проектирования.

3.5. Прогнозирование и планирование. Данный метод, заключающийся в предсказании будущего на основании накопленного опыта и текущих предположений, гипотез, использовался в совокупности с другими методами: экспертных оценок, экстраполяции и моделирования. В соответствии с методом экспертных оценок в основу прогноза было положено мнение авторов настоящей статьи, базирующееся на их профессиональном, практическом и научном опыте. С помощью метода экстраполяции изучались сложившиеся как в прошлом, так и настоящем тенденции развития архитектуры, как пример устойчивых исторических традиций, осуществлялся их экстраполяционный перенос в будущее.

4. Результаты. Развитые страны в настоящее время наращивают выпуск компьютеров пятого поколения. Шестое и последующие поколения компьютерной техники несут в себе характеристики обучающихся систем с признаками искусственного интеллекта, позволяющего совершать автоматическое управление сверхсложными мегамашинными системами. В проектной деятельности это, например, дает возможность с голоса проектировщика создавать образцы беспрототипной проектной продукции. Регулярно делаются открытия новых коммуникативных возможностей следующих поколений ЭВМ в системе «человек – машина». Роботы, киборги, репликанты и иные экзотические вариации системной взаимосвязи людей с робототехникой все чаще из кино переводятся как минимум для начала в сферу поддержки маломобильных и ограниченных по состоянию здоровья групп населения.

4.1. Глобальное разделение труда в проектной сфере. В результате имущественной дифференциации и комплексной медийной дигитализации человеческое общество расслаивается и своими стратами, группами, командами переходит в следующие квазарно-слоевые социально-формационные состояния – сетевое общество (по М. Кастельсу), акторно-сетевую формацию (по Б. Латуру), плюрально-сферологическую формацию (по П. Слотердайку) [11]. На этом этапе ключевым источником благосостояния и комфорта людей становится не только территория, не просто богатства и природные ресурсы, а энергетическая безопасность и защищенная информация. Структурно новое постиндустриальное общество в укрупненном урбанизированном масштабе представляет собой хронотоповые (пространственно-временные) людские потоки, которые во многом продвигаются информационно-энергетической архитектурой. Новое общество обладает социальной структурой, состоящей из сетевых страт, функционирующих при помощи информационно-коммуникационных технологий, основанных на микроэлектронике [12]. Данная сеть представляет собой совокупность взаимосвязанных квазарных скоплений, не имеющих явного центра, а имеющих кластерно-фрактальные узлы. При одинаковом доступе к информации во всех узловых скоплениях сети повышается глобальная конкуренция между архитектурными, дизайнерскими бюро под руководством богемной буржуазии (креативного класса) и разного рода НИИ, ГНИПИ, намечается относительно четкое глобальное разделение их конкуренции и специализации, а с другой стороны, интеграции и кооперации решения более сложных задач. Резонно предположить, что наиболее технологичные хабы появятся в так называемых странах и регионах «ядра», менее технологичные – в «полупериферии», имитационные, симулятивные и контрпродуктивные – в «периферии», так как финансовые ресурсы концентрируются на территориях, гарантирующих их сохранность и перспективную воспроизводимость.

С точки зрения концепции мир-системы, одной из двух концепций развития человеческого общества наряду с цивилизационной концепцией.

4.2. Зависимость результата проектирования от программного обеспечения и аппаратуры. Дигитализация проектирования способна оказать влияние на реализацию архитектоники объекта. Каждое воспроизведение файла с проектом подобно театральной пьесе, исходя из особенностей компьютерной программы, в которой он создан и в которой воспроизводится программно-обновляемой генерацией аппаратуры. К этому добавляется создание и воспроизведение новых форматов файлов, существенно влияющих на создание визуального образа. Важную роль в этом направлении играют эдипальные отношения между поколениями компьютерных программ (например, файлы в более поздних версиях или не открываются в более ранних версиях, или, открывшись, уступают в качестве графики воспроизведению в оригинальной программе), влияющих на возможности проектирования и на воспроизведение файлов. Применение специальных эффектов телематических систем новых поколений задает инерцию обновляемого мышления при восприятии проекта, что в ряде случаев выводит на версии 3D++, 4D и далее.

4.3. Оптимизация хранения проектной документации. Существует проблема долгосрочного хранения разрозненной документации архитектурного, дизайнерского и градостроительного характера: сведения об определенном здании, характере застройки, свойствах территории, инженерных коммуникациях необходимо передать на много лет вперед. Этот вопрос будет иметь место при будущих реконструкциях, реновациях и ревитализациях существующего средового объекта. При этом бумага с чертежами и надписями, выполненными акриловыми чернилами, хранится 100 лет, пергамент – несколько сотен лет, послания, высеченные на камне магматического или метаморфического происхождения – несколько тысяч лет. В эпоху цифровой информации возникает необходимость хранения данных на более долговечных носителях, которые при этом должны иметь возможность быть расшифрованными и воспроизведенными.

Во время стремительно ускоряющегося технического прогресса технология штрих-кодов уступила место технологии QR-кодов, флоппи-диски со сроком службы в 100 лет сменяют компакт-диски в 20 лет, на замену им, в свою очередь, приходят цифровые многоцелевые диски со сроком службы около 30 лет. Кроме того, тормозится срок службы жесткого диска – 5 лет, а USB-накопителя – 10 лет. Технология хранения данных на пленках, применяемая в ЦЕРН, в 5 раз надежнее технологии жестких дисков. Если учесть, что со своим ДНК человечество будет иметь дело постоянно, так как на основе 4 нуклеотидов построен человеческий геном, то ДНК может стать универсальным носителем информации, не зависящим от актуальных устройств воспроизведения информации. При работе с ДНК, однако, имеются сложности: условность перехода от двоичного кода к четверичному, необходимость обеспечения отсутствия света, влаги и низких температур. Стабильный цифровой носитель на основе кварца, изобретенный в Японии, имеет срок эксплуатации от 300 млн. до 1 млрд. лет, что является самой передовой технологией в данной области.

Документальный фильм «Конец памяти?» / “The End of Memory?” (Франция, 2014). Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=Gml4pelV15Y

4.4. Усовершенствование поиска фактологической информации при восстановлении исторических строений. В странах с долгосрочным верховенством права, создающим условия для инвестиций в дорогостоящее производство, качественное строительство и долгой традицией письменной культуры, существует возможность при помощи искусственного интеллекта достаточно достоверно и в короткие сроки воссоздать многовековую историю зданий как произведений творчества, их атрибуций, культурного контекста артефактов той или иной эпохи, вплоть до относительно достоверной документации в библиотеках по социальным взаимодействиям их заказчиков и владельцев в аспекте формирования ансамблей. Оцифровка исторических чертежей, домовых книг, переписки, фолиантов, определяющих мировоззрение людей конкретного исторического периода, в совокупности с данными археологии при помощи дигитальных механизмов их систематизации, предоставляет широчайшие возможности для аутентичной реконструкции строений из далеких эпох. Это позволит значительно повысить степень учета геносообразных человеческих факторов, избежать фактологических ошибок при воссоздании «идеального здания» определенной эпохи вместо его подлинного облика. Иными словами, укрепится приоритет архивно-археологического подхода к реставрации над стилистическим. Примером последнего можно назвать реконструкцию Покровского собора на Красной площади в Москве в XVIII веке, в результате которой в его формах и декоре появились классицистические элементы и ревитализацию зала Великого Будды дацана Тодайдзи в Наре в том же веке, когда на месте старого здания было возведено новое с иными размерами и формой, но с сохранением стиля.

4.5. Фильтрация каскадов необходимой для проектирования информацииСледующая проблема – эфемерность и временность хранения информации в «облаках» данных. С одной стороны, в сети Интернет в отличие от сети Фидонет существует возможность переписывания текстов, изменения чертежей и другой документации в режиме реального времени, что превращает подобные публикации в палимпсесты. С другой стороны, файлы, хранящиеся в облаке, потенциально могут быть утрачены в результате вирусной атаки. Ввиду этого необходимо с определенной периодичностью переводить информацию об объектах на стандартный защищенный носитель. Еще одна проблема – ограниченные способности обработки информации человеком. Человек не многозадачен, ограничено точен и не вполне оперативен. На основе же искусственного интеллекта суперкомпьютеров можно создать необходимые фильтры и теки для гигантских объемов информации архитектурного, дизайнерского, градостроительного, кадастрового, урбанистического, девелоперского, корпоративного характера.

4.6. Уход от цинизма и манипуляций в проектировании и документации. Дигитальные технологии уже позволяют проектировать в расширенном формате, концентрируясь не только на образе, конструкциях здания, его функциональности, но и досконально затрагивая весь процесс нового строительства, реставрации, реконструкции постройки с учетом рыночных цен на необходимые строительные материалы, трудозатраты, логистику. Иными словами, дигитализация проектирования подконтрольна в любой стадии и потенциально ограничивает такие пережитки социальной активности как коррупцию, двоедейстие (амбивалентное действие, правильное по форме, но оказывающееся негативным по содержанию), хаотическую импровизацию, саботаж изначальных договорённостей. Технология блокчейна – непрерывной, структурированной цепочки блоков, содержащих информацию, – позволяет  создать базу архитектонических объектов, уже созданных человечеством, что максимально исключит плагиатирование архитектонических форм и конструктивных решений, даст возможность четкой демаркации между плагиатом и новизной в архитектуре. Иными словами, дигитализация, порождая открытое общество, пресекает манипулятивную импровизацию на всех стадиях проектирования и последующего строительства, в связи с чем можно предсказать появление аналога программы «Антиплагиат» для архитектурных форм и приёмов.

4.7. Переконтекстуализация архитектурного проектирования как созидательной деятельности. В то время как Я. Вуек отмечал, что футуризм ввел демагогию в сферу художественного образа жизни [13, c. 165], Т. Вермюлен и Р. ван ден Аккер утверждают принцип невозможности проявлений цинического разума в условиях нового, дигитального периода развития искусства, определенного как постпост- или метамодернизм [14]. Ввиду повышения роли выверенного научного знания, транспорентности процесса самого проектирования и предшествующих ему, а также последующих за ним процессов вследствие их дигитализации, архитектурно-градостроительная наука будет иметь тенденцию взаимомиграции из разрядов социально-гуманитарных наук, а также технических и естественных научных дисциплин, но и возвышаться над всеми ними в культурной экономике цивилизации, по возможности с мониторингом, со стабильным, относительно контролируемым результатом. Поскольку постиндустриальная эпоха характеризуется массовым сокращением числа рабочих мест вследствие автоматизации, дигитализации и роботизации многих процессов, в русле поддержания жизнедеятельности социума, возникает вопрос о сохраняющихся и вновь формирующихся в будущем сферах деятельности, подходящих для масс людей. Креативная индустрия вероятно будет одной из таковых, поскольку требует непосредственного соприкосновения с эмоциями человека. Вместе с тем, деятельность современного архитектона весьма упростится и не будет требовать времени на выполнение рутинных процессов и глубокие рациональные размышления. Вместе с тем, требования к квалификации и широте кругозора программистов, создающих архитектурные программы, будут становиться сверхвысокими. Если в XIX веке доля науки в индустриальном продукте составляла около 5% (продукция чёрной металлургии), в XX веке – до 50% (полупроводники), то XXI веке – от 90%. Это означает, что объекты архитектуры будут одновременно представлять собой сублимированное научное знание.

В развитых странах отмечается тенденция повышенной зрелищности, драматичности и мелодраматичности современных произведений, творений, ансамблей [15]. Наблюдается перенесение черт виртуальных образов экспрессивных интерьерно-экстерьерных пространств кинематографа фантастических направлений, мультипликационных фильмов, компьютерных игр в реальное перспективное проектирование [15]. Появление новой формы языка в сети Интернет, средней между устной и письменной речью и обогащённой знаками мимики и жестикуляции, вероятно идёт параллельно с дигитально обусловленной перестройкой всех форм человеческого языка, в том числе языка искусства, в сторону сжатия нарративов и повышения транспарентности. Вместе с тем, продлив данную тенденцию, можно предположить, что в архитектонике проектирования в будущем усилится влияние образцов из искусственной реальности, а массовые объекты будут сближаться с продуктами индустрии развлечений. Фокус смещается к развлекательной чувствительности – одной из трёх, выделенных С. Сонтаг (классическая чувствительность в искусстве – воспевание морального, авангардная чувствительность – воспевание безобразного, развлекательная чувствительность – воспевание эстетического) [16]. Кроме того, в результате дигитализации проектирования вероятно полностью или частично будет утрачен метафорический план восприятия архитектуры, подобно тому, как пейоративные элементы готического стиля (горгульи и другие) в эпоху модерна и ар-деко стали восприниматься гонорифически, или как упорядоченные по своей сюжетной последовательности фрагменты фресок ярославской школы производят своей композиционной структурой впечатление растерянности, или как творения мирискусников и передвижников, строившиеся по антогонистическим художественным принципам, нивелируются в глазах современного обывателя.

4.8. Преодоление когнитивных искажений. Кроме того, искусственный интеллект в ноосферогенезе архитектоники проектирования позволяет преодолеть инерцию мышления, когнитивные искажения, стереотипы и архетипы, противоречивую эклектичность сознания одного или группы реальных архитектонов, позволяя предложить и внедрить необходимые инновации. Так, в результате предрассудков древесина не использовалась в многоэтажном строительстве, что неоправданно с рациональной точки зрения. Искусственный интеллект поможет выявить и другие несоответствия подобного рода.

4.9. Расширение сферы архитектонического проектирования. Существует и противоположный аспект рассматриваемого вопроса – проектирование для размещения компонентов искусственного интеллекта в умном здании, комплексе, городе. В их стены, пространственные барьеры начнут встраивать управляемые компьютерные дисплеи, стереосистемы, инженерные системы для поддержания жизненно-важных функций, энергоэффективного микроклимата помещений [17, c. 205-226], например, окна трансформируются в экраны. Значит, искусственный интеллект будет использоваться и для правильного размещения этих компонентов жилой и общественной среды, также управляемых искусственным интеллектом. Таким образом, в данном тренде будет реализовываться принцип сингулярности, дополняющий неограниченный потенциал искусности интеллекта, в контексте развертывания ноосферогенеза архитектоники тотального проектирования во всех сферах творчества.

Существуют три диалектических представления о машинах: протез, монстр и модель человека. Так, Р. Декарт рассматривал механизмы как модели человека и наоборот, К. Маркс и Н. Винер создавали философские образы машин как монстров и протезов, а А. Тьюринг создал концепцию механизма, воспроизводящего работу человеческого интеллекта.

По материалам лекции П. Касу-Ногеса, профессора философского факультета Университета Париж 8, состоявшейся 07.02.2017 во Французском университетском колледже при МГУ.

Однако, как показал практический опыт, антропоморфные роботы в совокупности своих возможностей однозначно не подпадают ни под одну из рассматриваемых категорий, точно так же, как они не являются ни заменой человеку или домашним животным – они принадлежат к абсолютно новой категории сущностей. Сообразно с этим, дигитальное проектирование вместе с аддитивными технологиями и технологиями автоматизированного строительства, управляемые искусственным интеллектом, могут стать самостоятельным эгеративным, то есть преобразующим ландшафт, феноменом ноосферы.

4.10. Появление новых негативных психологических феноменов. В аспекте критики воображаемого в отношении новых технологий нельзя обойти стороной проявления так называемого «синдрома термометра» [18]. Этот синдром заключается в предпочтении показаний девайса личному опыту человека. В случае архитектурного проектирования синдром термометра может проявляться в следовании и подчинении архитектора вариантам, предлагаемым искусственным интеллектом, как более предпочтительным.

В зависимости между симпатией людей и похожестью антропоморфных механизмов на людей статистически выявлен провал при наиболее близком приближении визуального образа робота к человеку, что является психологическим атавизмом, появившимся в ходе эволюции человека [19]. Точно так же искусственный интеллект по мере своего усовершенствования может не совпасть с функционированием человеческого интеллекта, вызывая при проектировании зданий и сооружений психологический дискомфорт у реальных людей. Наряду с этим, искусственный интеллект может неверно смоделировать несомое архитектоническими объектами конструирование представлений о реальности при помощи символов и сигнификатов, не коррелирующих с антропоморфологией.

Вопрос, поднятый Г. Н. Айдаровой в статье о понятии комфорта архитектурной среды в контексте этических ценностей [20], также сложно решаем цифровыми средствами. Можно смоделировать стимулы человеческого поведения, однако сложно выявить его мотивы: в человеческом сознании могут быть переплетены синкретическим образом знания, полностью противоречащие друг другу и проявляющиеся спорадически в зависимости от факторов, которые сложно стандартизировать, унифицировать и перевести на язык программирования. Таким образом, дигитализированная экосистема будет скорее пытаться стимулировать человеческое поведение, исходя из выявляемых данных, чем проявлять эмпатию.

Кроме того, программа для ЭВМ несёт в себе отпечаток культуры и уровня интеллекта создателя или группы создателей. Другими словами, компьютерная программа может учитывать потребности, уровень и тип культуры, уровень интеллекта индивидуумов, укладывающихся в рамки, заложенные в программу, но не может превысить их. Тем самым, основы классического и реалистического выразительного искусства как способности противостояния механизму идентификации, уводящего людей в беспредметность, может подвергнуться эрозии, так как большинство людей не понимает символического языка архитектуры, а профанно переводит увиденное в миметический план. С одной стороны, дигитализация архитектурного проектирования, особенно при её коммерциализации, даёт возможность пойти на поводу у группы людей, пытающейся получить простые ответы на сложные вопросы. С другой стороны, суггестивный эффект форматирования пространства средствами архитектуры при помощи «однобоких» компьютерных программ может оказать воздействие на движение смыслов: поведенческих моделей, представлений о жизни, ценностей. Овеществив те или иные ценностные системы, дигитализация проектирования имеет нарастающую возможность вызывать изменения в социальной структуре общества.

Искусственный интеллект способен неверно интерпретировать человеческое восприятие различных архитектурных эффектов. Так, архитектор В. И. Плоткин указывал на утрату современной теорией архитектуры большинства сведений об архитектурных эффектах времён Римской Империи и эпохи Возрождения (обратной перспективы, искусственной перспективы и т. д.).

Высказано В. И. Плоткиным на лекции в рамках цикла «Год Архитектуры» на Винзаводе, в Москве, 27.02.2017.

Архитектор Э. Валеев дал определение архитектуре как режиссуре людских потоков.

Высказано Э. Валеевым на открытой лекции в МАРШ, в Москве, 21.03.2017.

Искусственный интеллект может не распознать в этом аспекте культурных особенностей восприятия, заключённых в расположенных друг напротив друга помещениях полярной функциональности (спортивного зала и комнаты для курения, то есть оздоровления и угнетения тела) со сплошным остеклением стен, что визуализирует этот антагонизм.

4.11. Усложнение объектов архитектонической деятельности. Монотонность и механистичность урбанистических территорий вызывает сенсорное голодание, вызывающее ряд психологических аберраций [21]. В то время как в XX веке человека предполагалось отдалить от логики машин, высвободив огромное количество времени, в XXI веке механизированным и компьютеризированным стал человеческий досуг (социальные сети, онлайн-ритейлеры, видеозвонки и т.д.). Тем самым, дигитализация объединяет и процесс работы и свободное время, что непосредственным образом отражается во всей архитектонике проектирования: цифровой часто человек общается не словами, а ёмкими эмоциональными образами, в связи с чем его не могут устроить простые геометрические формы. Архитектура в результате дигитализации беспрецедентно усложняется в сферах взаимодействия с градостроительством и дизайном, во всех его модификациях: артдизайна, постиндустриального дизайна, телематического дизайна, лэнд-арта.

4.12. Глубокая проработка архитектурного контекста. Дигитализация проектирования поможет максимально развить брендинг населённых мест. Как известно, фирменный стиль представляет собой программу художественно-стилевой организации многообъектного комплекса [22]. Эволюционируя в брендинг, фирменный стиль той или иной селитебной территории или архитектурного комплекса превращается в усиливающий привлекательность знак-символ [22]. Архитектурным бюро и проектным институтам бывает зачастую сложно качественно развить сложившиеся особенности архитектурного контекста, модифицировать их или создать индивидуальность территории с новой застройкой. Механистический разум, способный обработать гигантские объёмы информации, может решить задачу поиска нового в заданных рамках и избежать как эффекта безликости, так и эффекта клочковато выстроенной последовательности.

4.13. Схематизация и алгоритмизация согласовательного процесса. Архитектурный теоретик и куратор М. Д. Хазанов назвал архитектуру воплощением конъюнктуры.

По названию лекции «Архитектура и/или конъюнктура», прочитанной М. Д. Хазановым в рамках цикла «Год архитектуры» на Винзаводе, в  Москве, 30.03.2017.

Искусственный интеллект, по всей видимости, будет стремиться к построению досконально стройного процесса согласования между акторами взаимодействия (индивидуальными или коллективными действующими субъектами) при проектировании объектов строительного искусства, а именно: заказчиками, архитекторами-художниками, архитекторами-конструкторами, инженерами-строителями, сметчиками, девелоперами и так далее.

4.14. Применение технологий клин-тек. В связи с осознанием исчерпаемости природных ресурсов Земли человечеством в настоящее время стремительно начали развиваться интенсивные зелёные технологии или технологии клин-тек.

По материалам доклада о технологиях клин-тек, сделанного представителем Высшей школы бизнеса, строительства и технологий Университета прикладных наук «Саксион» Ж. Базеном на III Международном форуме «Экосознание мегаполиса» в Доме на Брестской, в Москве, 22.03.2017.

Инновационные технологии клин-тек проникают в регулирование выброса загрязняющих веществ на уровне городов, используются при поддержании систем жизнеобеспечения жилых и общественных зданий, при эксплуатации вертикальных теплиц и т. п. Применение тех или иных технологий клин-тек будет закладываться при проектировании или же само проектирование станет технологией клин-тек.

4.15. Исключение лишних итераций из процесса проектирования и сопутствующих процессов. По мнению ученых И. Каннингса и А. Клеменса из Вестминстерского университета, коллаборация между всеми участниками проектирования и строительства архитектурного объекта вместе с транспарентностью этого процесса приведут к ряду выгод: строгому соответствию полученного при реализации архитектурного объекта поставленным целям (верно с первого раза, без переделывания), устранению ограничений для быстрого принятия решений, предсказуемости затрат времени, сокращению отходов (излишки, дублирование), лучшему управлению процессом проектирования, установлению долгосрочных отношений через взаимное доверие среди участников процесса проектирования, получению конкурентных преимуществ и возможности консультаций по этому вопросу для отдельных лиц.

По материалам лекции И. Каннингса и А. Клеменса (Вестминстерский университет, Лондон), прочитанной ими во время I Международной недели Высшей школы бизнеса, строительства и технологий в Университете прикладных наук «Саксион», в Энсхеде, 15.03.2017.

Повышение доверия укрепляет корпоративную культуру проектировщиков и представителей смежных сфер деятельности, что особенно важно с точки зрения управления и администрирования.

4.16. Обеспечение стабильного воспроизведения проектной культуры. В воспитании и образовании непрерывность культуры – наиважнейший фактор. «Когда выпадает какое-то звено цепи непрерывного воспроизводства культуры и нарушается “связь времен”, возникает цепная реакция распадения всей культуры», – писал в 1990 году сотрудник ВНИИТЭ В. Ф. Сидоренко [23]. Феномен разрыва связи поколений неоднократно присутствовал в человеческой истории, и каждый раз он имел прямое влияние на проектную культуру, однако новая технология может воспроизводиться лишь в том социуме, который так же развит, как и тот, в котором она появилась: речь идет о принципах межличностного взаимодействия, системе ценностей, механизме выявления приоритетов, особенностях исторического развития, владении языком науки, философии и тому подобном. В противном случае технология упрощается или вовсе не приживается при пересечении культурного «джетлайна». Появление сети Интернет, возможности дистанционного образования вместе со знанием ведущих мировых языков, которые, в свою очередь, также можно выучить дистанционно и в Интернете, выступают двояко: в качестве глобальных стабилизирующих/разрушающих факторов, серьезно противостоящих деградации/ расцвету проектной культуры того или иного регионального сообщества.

4.17. Оптимизация управления ходом выполнения проекта. Как известно, управление подразделяется на менеджмент, включающий в себя прогнозирование, планирование, организацию работы, командование, лидерство, координацию работы, контроль работы, и говернанс, объединяющий определение целей, ценностей, культуры организации, создание и внедрение модели руководства в организации, определение ответственности менеджмента, обеспечение согласованности работы организации.

По материалам мастер-класса руководителя проекта «Грантовые конкурсы ПАО “Газпром Нефть”» Федерального консультационного центра «Родные города» Э. Р. Алейниченко на тему «Управление проектом: от планов к действиям» в МДОО при Правительстве Москвы, 15.07.2017.

Так, искусственный интеллект может анализировать события и подсказывать правильные управленческие ходы, избегая пересечения компетенций сотрудников одного бюро или нескольких организаций при ведении проекта.

Искусственный интеллект может также анализировать проектные предложения по системе “SMART”, так чтобы идеи обладали качествами конкретности, измеримости, достижимости, значимости, ограниченности во времени. Кроме того, он способен произвести анализ рисков – событий или условий, наступление которых может оказать как отрицательное, так и положительное влияние на проект: выполнить анализ по системе “SWOT”, выделив формальные, конструктивные, материаловедческие, колористические, климатические, геологические, механические и так далее риски архитектурного проекта по группам внутренних и внешних факторов, сильных и слабых сторон, возможностей и угроз, а также системе карточек Картнера (распространённого в США метода оценки рисков), ответив на вопросы, при каком условии проект может прекратиться, лишиться финансирования, стать неинтересным для стейкхолдеров, не быть реализованным в запланированном виде.

На стадии реализации архитектурного проекта искусственный интеллект может сделать предложения согласно инструменту расщепления облака, что в данный момент можно или нельзя контролировать, как можно расширить границы контроля, регулируя при этом стиль управления.

Следует также отметить, что в эпоху дигитализации перестает работать классический механизм управления проектом, состоящий из начальной (концептуальной), промежуточной (основной) и конечной фаз, или более конкретно – из стадий инициации, разработки, исполнения, контроля и завершения. Архитектурное, дизайнерское, градостроительное проектирование – высоко дигитализированная сфера деятельности, поэтому в ней такой механизм управления перестает работать, в первую очередь. Ему на смену приходит новая система управления “Agile” – инновационная организация управления по принципу «реакция на изменение важнее следования плану». Гибкое управление направлено на установление правильных приоритетов важности: процессов или людей, документов или продукта, сотрудничества или переговоров, следования планам или способности меняться, что положительным образом сказывается на эффективности. В процессе проектирования применимы следующие отдельные методы “Agile”: “Scrum”, “Kanban”, “Crystal”.

4.18. Оптимизация результативности проектирования. Так как любой проект, в том числе и архитектурный, первоначально есть гипотеза, то можно сопоставить проектную теорию и практику. Так, результатом стратегической цели (миссии) проекта будет являться влияние проекта, цели проекта – его результат, задач проекта – результаты действий, запланированных действий – выполненные действия. По мнению В. П. Балакирева, при проектировании зачастую между целью проекта и его задачами, т. е. между результатом проекта и результатами действий в реальности, происходит разрыв.

По материалам мастер-класса консультанта по организационному развитию и оценке программ и проектов компании «Процесс Консалтинг» В. П. Балакирева из цикла «Управление проектом» в МДОО при Правительстве Москвы, 22.06.2017.

Так как человек не многозадачен по своей природе, а искусственный интеллект, наоборот, многозадачен, применение искусственного интеллекта в архитектурном проектировании даст возможность заранее максимально приближенно к реальности смоделировать результаты проектирования, избежав при этом ошибок и улучшив архитектурный замысел чрезвычайно многосторонним, не осознаваемым одним архитектором или группой архитекторов подходом.

5. Выводы.

  1. Современное культурно-экономное проектирование есть интеграция «человеческой меры» с интеллектуальными полями и сферами возможностей науки, искусства и техники. Компьютерная технология в недалеком будущем существенным образом изменит всю цивилизационную парадигму проектной деятельности. Тождество материального и идеального снимается в челночной реальности (параллельного решения основного вопроса философии о первичности и познаваемости духа и материи) дуального функционирования ЭВМ и мозга человека.

  2. Чем более гуманно утверждается это тождество, тем более начинают жить в компьютерах гуманизированные образные модели. Их использование в проектировании – это дела уже сегодняшних дней. Библиотеки программно-типологических архитектурно-технических образов стали уже обычным средством в рядовом проектировании даже у студентов. Парадоксально-бесконечная комбинаторика человеко-машинных поисков позволяет проектировать качественные объекты с заранее заданными свойствами согласно гармонизации индивидуализированных человеческих модулоров (первоначальных мер) и социокультурных мер (коллективных соизмерений).

  3. Реальная универсальная идеопродуктивная система, которая способна понимать самые замысловатые научно-технические проблемы, уже существует – это мозг человека. По своей архитектонике он необычайно сложен и в то же время прост по внешней морфологии. Геометрически он близок к сфере, напоминающей яйцо, испещренное извилистыми «знаками». В какой-то мере уже здесь есть идеал, к которому можно стремиться при формировании архитектоники метамодулоров проектного носителя, способного концентрировать схематические модели оперативно действующего знания в человекоподобном единстве рационального, эмоционального, иррационального.

  4. Реальные пути построения интегральной модели архитектоники проектирования не обязательно должны копировать свой идеал – морфологию человеческого мозга. Развитие электронной техники показывает, что принцип нейронно-электрического импульса, который задействован в работе мозга, перенимается не полностью. Его аналоги проходят множество этапов в поколениях ЭВМ и на витках развития открывают новые горизонты ноосферизма, в нечеловечески жестких, иногда космически подобных структурах.

  5. Дигитализация алгоритмов работы с информационными каскадами позволит в кратчайшие сроки выявлять ложные сведения из прошлого и настоящего, имеющие возможность оказать негативное влияние на результат проектирования, будь то переполненный деструктивными мемами культурный контекст той или иной эпохи, приведший к ошибочным выводам, мифологемы, культуремы, идеологемы о замыслах заказчиков или проектировщиков, неверифицированные знания о той или иной строительно-конструктивной системе, быстро и эффективно устранять неосознанно повторяющиеся технотектонические недоработки, ошибки, заблуждения, обман, утраты правды истины.

Вышесказанное можно визуализировать в виде схемы (рис. 1).

Рис.1. Схема ноосферогенеза архитектоники проектирования человеко-машинных систем в сферах взаимодействия искусственного интеллекта с ключевыми компонентами предметно-пространственной среды посредством архитектуры, градостроительства, дизайна

Авторы:

Гавриков Д. С. , президент некоммерческого партнёрства, Национальное объединение исследователей фахверковой архитектуры, Москва, Россия

Норенков С. В., доктор философских наук, профессор, Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет, Нижний Новгород, Россия

Крашенинникова Е. С., кандидат философских наук, доцент, Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет, Нижний Новгород, Россия

Координаты для связи: dennis.gavrikoff@gmail.com

Источники:

  1. Азимов А. Три закона робототехники. – Москва: Мир, 1970. – 164 с.

  2. Норенков С. В. Архитектоника и синархия: концептуальное проектирование и моделирование: монография. Ч. I. / С. В. Норенков; Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет. – Нижний Новгород: ННГАСУ, 2005. – 268 с.

  3. Пустовгаров В. И. Современные направления развития архитектуры Германии, Австрии, Швейцарии / В. И. Пустовгаров // Современная архитектура мира. Вып. 1. / отв. ред. Н. А. Коновалова. – Москва, Санкт-Петербург: НИИТИАГ РААСН, 2011. – С. 7–6.

  4. Барчугова Е. В. Параметризм как направление современной проектной деятельности [Электронный ресурс] / Е. В. Барчугова // Архитектура и современные технологии. – Москва, 2013. – № 3(25). (Дата обращения 01.02.2017) – Режим доступа: http://www.marhi.ru/AMIT/2013/4kvart13/barchugova/abstract.php.

  5. Хоффманн Э., Гавриков Д. С. Архитектура новых русских: Реальность и отражение в зарубежной прессе / Э. Хоффманн, Д. С. Гавриков. – Саарбрюккен: LAP, 2014. – 175 c.

  6. Крашенинникова Е. С. Авторские пути от проекта до произведения: алгоритмы архитектоники ансамбля / Е. С. Крашенинникова, С. В. Норенков; Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет. – Нижний Новгород: ННГАСУ, 2015. – 275 с.

  7. Субетто А. И. Ноосферизм. В 13 т. Т. 8. Квалитативизм / А. И. Субетто; Костром. гос. ун-т им. Н. А. Некрасова. – Кострома: КГУ, 2009. – 334 с.

  8. Казначеев В. П. Космопланетарный феномен человека / В. П. Казначеев, Е. А. Спирин. – Новосибирск: Наука. Cиб. отд-ние, 1991. – 304 с.

  9. Зеленов Л. А. Философские проблемы модернизации: монография / Л. А. Зеленов, П. Л. Зеленов, А. А. Владимиров; Волж. гос. акад. вод. трансп. – Нижний Новгород: ВГАВТ, 2011. – 184 с.

  10. Надыршин Н. М. Параметрические паттерны в архитектурном дизайне [Электронный ресурс] / Н. М. Надыршин // Дизайн-ревью. – Режим доступа: http://design-review.net/index.php?show=articles&division=review. – (Дата обращения 01.02.2017).

  11.  Кастельс М. Информационализм, компьютерные сети и сетевое общество – теоретическая модель / М. Кастельс; пер. с англ. Е. Даниловой // Проект international. – Москва: Объединённые проекты, 2016. – № 41. – С. 178–195.

  12.  Ситар С. Мануэль Кастельс и теория сетевого общества / С. Ситар // Проект international. – Москва, 2016. – № 41. – С. 166–167.

  13. Вуек Я. Мифы и утопии архитектуры ХХ века: пер. с пол. / Я. Вуек; под ред. В. Л. Глазычева. – Москва: Стройиздат, 1990. – 286 с.

  14. Vermeulen T., Akker R. van den. Notes on Metamodernism / T. Vermeulen, R. Akker // Journal of Aestetics & Culture. – Järfälla, 2010. – Vol. 2. – Р. 1–14.

  15. Птичникова Г. А. Архитектура и конструирование сказочной реальности: кинематограф, тематические парки и Диснейленды / Г. А. Птичникова // Современная архитектура мира. Вып. 1 / отв. ред. – Н. А. Коновалова. – Москва, Санкт-Петербург: НИИТИАГ РААСН, 2011. – С. 89 – 108.

  16. Сонтаг С. Против интерпретации. / Перевод В. Голышева, Фонд поддержки и развития искусства «Айрис» // Против интерпретации и другие эссе. Москва: Ад Маргинем Пресс, 2014. – С. 9 – 15.

  17. Gates B. The Road Ahead / В Gates. – New York: Viking, 1995. – 286 p.

  18. Cassou-Noguès P. The Syndrome of the Thermometer: Two Machines for Reading Thoughts / Р. Cassou-Noguès // Substance. Madison: University of Wisconsin, 2016. – N 45 (2). – P. 39–60.

  19. Pollick F. E. In Search of the Uncanny Valley [Электронный ресурс] / F. E. Pollick Glasgow : University of Glasgow. – Режим доступа: http://www.psy.gla.ac.uk/~frank/Documents/InSearchUncannyValley.pdf.

  20. Айдарова Г. Н. Понятие «комфорт архитектурной среды» в контексте этических ценностей. // Евразийский союз учёных. Москва: Международный образовательный центр, 2015. – № 4 (13). – Ч. 9. – С. 148 – 151.

  21. Гутнов А. Э., Глазычев В. Л. Мир архитектуры: Лицо города. Москва: Молодая гвардия, 1990. – с. 342.

  22. Дембич Н. Д., Михайлов, С. М.; Михайлова, А. С. О двойственности природы фирменных стилей. // Мир науки, культуры, образования. Горно-Алтайск : Редакция международного научного журнала «Мир науки, культуры, образования», 2012. – № 5 (36). – С. 221 – 223.

  23. Сидоренко В. Ф. Пути перестройки образования. // Техническая эстетика. Москва: ВНИИТЭ, 1990. – № 1. – С. 5 – 7.


NOSPHEROGENESIS OF ARCHITECTONIC DESIGN

Norenkov S. V., Dr. Sci. (Philos.), professor of Department of Architectural Design of Nizhny Novgorod State University of Architecture and Civil Engineering, Nizhny Novgorod, Russia

Krasheninnikova E. S., Cand. Sci. (Philos.), docent of Department of Architectural Design of Nizhny Novgorod State University of Architecture and Civil Engineering, Nizhny Novgorod, Russia

Gavrikov D. S., President of The National Union of Timber Frame Architecture Researchers, Moscow, Russia,postgraduate student of Department of Architectural Design of Nizhny Novgorod State University of Architecture and Civil Engineering

Keywords: ecology, sustainable development, enviromentology, design, architecture, town planning

Просмотров: 6608

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *